kallypigos: (Default)
На «Флибусте» появился текст перевода «Дома, в котором...» на английский язык, выполненного Юрием Мачкасовым.

1) «Флибуста» в домене onion, требуется настроенный ТОР.

2) На «Флибусте» книги на иностранных языках доступны только по регистрации.

kallypigos: (fox_high)
...


Скоро тает гнила на язык белена
Мокнут в пене извивы ужей
— Эй, слуга, завари-ка мне чайник вина!
Скоро ночь и проходит уже 


...
kallypigos: (Hilda)
«Подарочное издание» «Дома, в котором...» М. Петросян уже лежит на «Флибусте» (и на прилавках московских книжных, хотя еще и не киевских и не западнобережно-американских).
Read more... )
kallypigos: (Hilda)
Показали сегодня совершенно прекрасную запись у одного "блоггера" с куском какого-то коммерческого качества перевода The Princess Bride на русский и последовавшим обсуждением "полной версии" книги и того, как "постмодерн происходит по-настоящему".

Надеюсь, Голдману кто-нибудь расскажет.
Dec. 20th, 2013 07:01 pm

О!

kallypigos: (hybrid)
Дик с 12-й Нижней - Герцель Самойлович Новогрудский

"Всё как в сапожной мастерской: если денег мало, набивают только набойки; если денег побольше, можно и подметки заменить."
kallypigos: (Chinese)
Mark Lutz. Programming Python, 4th Edition.

And what's f———g next?
kallypigos: (hybrid)
Сегодня случайно узнала, что украинский фантаст Сергей Киселев (которого я "открыла", как сама считала и как свято верят мои знакомые), оказывается, был сыном Владимира Киселева (автора "Девочки и птицелета", "Только для девочек", "Любви и картошки") и, соответственно, братом великого Леонида Киселева.

Все они умерли уже.

Похоже, украинские повести С. Киселева по-русски не выходили. Так же как очень долго не выходила книжным изданием "Только для девочек" его отца. Природа цензуры разная, но результат один.

"Только для девочек" и сегодня отсутствует в электронном виде.
kallypigos: (Hilda)
«Cloud Atlas» и «Атлас описан небом», оказывается, две разные книги двух разных авторов. А еще есть «The Cloud Atlas», не имеющая отношения ни к одной, ни к другой, ни к их авторам.

So it goes.
kallypigos: (Hilda)
Сегодня с утра вспомнила, словечки из какой книги несколько раз приходили мне на ум, когда читала «Дом...» Петросян. Провела небольшое сетевое и полевое исследование, выяснила, что книгу читали все от моего возраста и старше и не читал никто от моего возраста и младше.

ccrawfordЭто Чарльз П. Кроуфорд «Бег на трех ногах» / Charles P. Crawford “Three-Legged Race” (За найденный оригинал спасибо Гаер).
Автор, судя по всему, гораздо более известен в б. СССР, чем в Америке. Вотздесьнекоторые детали биографии. Судя по этой страничке, он же известен как Cardy Crawford. А здесь он читает не свою (и совсем не детскую) книжку.
Известен у нас он, к сожалению, в не слишком хорошем переводе. Автором перевода названа Марина Литвинова, и если это та самая Марина Литвинова, то перевод все же не такой трешевый, как «ГП», ну или редакторы в издательствах в 1980 г. еще не были изведены как класс. Впрочем, возможно, что это другая Марина Литвинова.
Оригинал я по возможности прочту.
kallypigos: (Hilda)
Поскольку карточка с книжками не выдержала перелета, каникулярные читальные планы пришлось поменять, о чем не жалею.


☑  Noah Gift, Jeremy Jones. Python for Unix and Linux System Administration. O'Reilly, 2008 (ISBN 0596515820).
Книжка странная. С одной стороны, есть административные задачи, которые удобно решать на питоне. С другой стороны, их там меньшинство. Получается похоже на стиль "пиши все на перле". В общем, книга весьма добросовестная, но вряд ли я из нее вынесу что-то для себя полезное, кроме, быть может, полудюжины неожиданных примеров.

Mark Lutz. Programming Python, 4th Edition.
Нырнула в книжку, вынырнула и поняла, что нужно вернуться к недопройденной Learning Python. В принципе, наверное, можно бы читать вторую книгу, возвращаясь лишь там, где непонятно. Но у Лутца есть план, и я предпочитаю планомерно восхищаться его дидактическим мастерством.

Stephen Batchelor. Confession of a Buddhist Atheist. Random House, 2010 (ISBN 0-385-52706-3).
Добралась пропущенной книжки (просто ее у меня не было). При всей бесспорности заслуг Бэчелора в деле перевода и комментирования и при всех симпатиях к его авантюризму, книжка оставила неоднозначное впечатление. Все тот же коренной позитивизм, прорастающий сквозь собственную духовную биографию, и все та же грань безвкусицы в исторических реконструкциях (нечто среднее между Д. Штраусом и М.Булгаковым вышло). Местами просто Ньянгавира Т'эра в облегченной версии (кстати, и Т'эру, и даже Эволу он весьма сочувственно цитирует). Будь преп. Ньянгавира постарше или Бэчелор помладше, наверняка кое-кто из моих знакомых похихикал бы насчет перерождений.
При всем при этом, у меня осталось чувство, что книга написана совершенно искренне и без рисовки. Слог хороший, свободный, чувство юмора имеет место. Зарисовки из ранней жизни тибетской общины в изгнании просто великолепны.
Вот здесь неплохая заметка: A Difficult Pill: The Problem with Stephen Batchelor and Buddhism’s New Rationalists by Dennis Hunter. И очень поучительное обсуждение в комментариях. В жизни бы не подумала, что буду с интересом читать материал с этого сайта. Спасибо Бэчелору, чего уж там.

Иван Бунин. [Разнообразные произведения].
Завершая спор полугодичной давности... Я была неправа, Бунин совершенно не входит в первый ряд прозаического канона I половины XX в. После чеховского постреализма это просто шаг назад, к Тургеневу с Гончаровым.
Вообще, бессмысленно говорить о XIX в. или XX в., нужно делить литпроцесс в прозе на до и после Чехова. Но стихи поразительны. Особенно хорошо, когда читаешь стихотворения разных лет подряд. Он работал над собой постоянно, и с каждым годом дух дистиллировался.
kallypigos: (Hilda)

Сама по себе мысль о том, что у дома (или у бытовой стороны действительности как таковой) есть «изнанка» — топос детской литературы (и литературы для детей, и литературы про детей). И не только литературы: у каждого дома, где спят и растут дети, она есть.
В самом «Доме...» упоминается Кэррол, но можно вспомнить сразу Барри, Трэверс и даже попсового Льюиса. Но если мы вспомним, что у Изнанки есть свой король (Слепой), что он брошен в детстве, что он ее определенным образом консолидирует (умеет видеть чужие сны, отыскивает беспамятных Прыгунов), что он выступает проводником туда-обратно, что Изнанка аллохронна по отношению к Лицевой Стороне, ближайшим фабульным прототипом оказывается именно «Питер Пэн». Прочитывается рядовым читателем это плохо, поскольку Питер Пэн (в отличие от Алисы, Бэнксов и героев «Нарнии») по-настоящему не претерпел рецепции русской культурой, отчасти из-за (относительной) неудачи великой Демуровой, отчасти, возможно, из-за чуждости базовой идеи «жестокости» детства.
Однако «Дом...» не является «ремиксом» «Питера Пэна». Существенно изменена фактура, существенно изменен антураж и, главное, сдвинута и перестроена сама фабула. В «ПП» есть остающиеся на Изнанке (Потерянные Мальчики) и возвращающиеся на Лицевую Сторону, но по большому счету эта категоризация предзадана. Нет взаправдашней ситуации выбора (фабульно, сюжетно же ожидания читателя могут быть разными, в зависимости от читательской компетентности), обратный путь изначально вписан в структуру смены поколений, которые будут уходить в Нигделандию и возвращаться, а останутся только те, кто потерян.
В «Доме...» же главный герой герой, как ни крути, Сфинкс (если придерживаться понимания самого Сфинкса, и не считать больше таковым сам Дом), и кульминацией его линии является именно выбор, который озвучивает для него Слепой. Сфинксу, кстати, идти в Наружности особо некуда, и даже в университет ему приходится готовиться дополнительный год (а, допустим, у Крысы родительский дом как бы и есть, но она уходит на Изнанку).
Далее, Нигделандия в «ПП» это, в общем-то, место, с прописанной не только онтологией, но и топографией. Если это и мир со своими законами, то он замкнутый, а сами законы счетны. В «Доме...» Изнанка — тайна, это целый мир, где обозначены места, у мест — свои законы, но известно все это фрагментарно, причем не только читателю, но и героям (а наверное, что-то неизвестно и автору). Даже Слепому придется «долго искать» тех, кто ушел лишь наполовину, и Спящие будут исчезать весьма постепенно.
Радикально питерпаническая интерпретация возможна, если мы сочтем, что до поколения Слепого—Сфинкса изнанка существует лишь фрагментарно, в домовом фольклоре про Прыгунов и Ходоков, в традиции Ночей, Когда Можно Говорить, в нетрезвых песнях, проговорках местных поэтах и настенных надписях, а объединить все это и реализовать удается только Слепому с подаренной ему тыквой-горлянкой. Умеренно питерпаническая — если мы сочтем, что в каждом поколении (или в некоторых из них) клочковатая Изнанка собирается заново. Непитерпаническая — если мы сочтем мир Изнанки изначально существующим и предзаданным, в частности, предзаданным социопсихически, если мы сведем его к серии трипов в общей обстановке (setting) со сходными установками (sets).
Опоры в тексте для того, чтобы дать уверенный ответ, выбрать какую-либо из интерпретаций, не находится, сюжетное построение старательно укрывает, в частности, именно эти детали фабулы. Привлечение данного фабульного сопоставления ценно тем, что позволяет этот вопрос поставить.
kallypigos: (hybrid)
Дурацкий (если взять во всей полноте) текст на дурацкую тему, но...
...Дмитрий Львович [Быков] ... как дама приятная во всех отношениях, только не дама.
Умеет старик Лимоныч припечатать.
kallypigos: (Default)
За каникулы я обязана:
  1. Расписать поурочно планы всех актуально читаемых в этом году курсы по предмету.
  2. Подготовить тезисы выступлений на двух литературных семинарах.
  3. Сделать прикидку того, что и кем будет читаться и вестись по предмету в 2013/14 уч. г.
kallypigos: (Hilda)
В понедельник, 11 12 ноября, восьмым уроком в актовом зале пройдет лит. семинар "Детская литература для взрослых".
Записались:
Нинель Леонидовна. «Онтология времени в романе „Дом в котором...“ Петросян».
Я. «„Питер Пен“ Барри и „Дом в котором...“ Петросян: ремикс или римейк?».



19 ноября
Нинель Леонидовна. «Образ подростка в „Выморочной должности“ Роулинг».
Я. «Что теряет читатель при профессионализации автора (на примере двух последних книг Дж. Роулинг)»

26 ноября
А. Сашкина (10 "а"). «Как я провела лето со стихами Бориса Херсонского»
Нинель Леонидовна. «Северная дикция в южной столице: Борис Херсонский»

Декабрь
Русская литература 2012 г.
Е. Соловьева (10 "а") Испанская литература 2012 г.
Д. Рут-Смирнова (11 "а")  Английская литература 2012 г.

Список открыт, но я бы попросила читавших Петросян и свежий роман Роулинг (есть еще кроме нас такие?), стихи  Бориса Херсонского подготовить по крайней мере развернутые реплики.

Также Н. Л. просит идей насчет семинаров этом академическом году.

kallypigos: (Hilda)
За выходные дочитала волшебные Третью часть и Эпилог, перечитала непонятные места. Ознакомилась с рецензиями и сообществами.
Состояние критики литературной удручает, конечно. В очень толстых журналах публикуются статьи, авторы которых просто не удосужились освоить "матчасть": внимательно прочитать рецензируемый текст. Сообщества, напротив, обрадовали преобладающим ровным и трезвым тоном и обилием прекрасного фанарта.
Хочется взять паузу и подумать. Очень хочется найти время и перечитать или переслушать...

Ресурсы:
kallypigos: (hybrid)
"Добила" за выходные II книгу. Волшебно совершенно! Жалко, что это не досталось мне летом...

Ресурсы:
kallypigos: (Hilda)
По рекомендации, от которой невозможно отказаться которой невозможно не последовать, прочла за как нельзя кстати растянувшиеся выходные I часть "Дома, в котором..." М. Петросян. Очень жаль, что рекомендация не последовала летом; книга хочет "полного погружения", невозможного для меня сейчас. Само это ощущение почти забыто: прошлый раз я так читала, наверное, Музиля, до которого руки дошли вообще с огромной задержкой (где-то в самом начале десятилетия это было).
Впечатления пока очень сильные. Я прочла (вернее, прослушала) сначала первую главу ("Курильщик: Некоторые преимущества..."), она понравилась языком, но неколько страшновато было предвидеть тысячу страниц в духе Райт-Ковалевой. Но, как потом оказалось, стиль главы не исчерпывает разнообразия текста. В общем, о языке I книги можно более или менее судить по первой главе плюс первой Интермедии.
Рекомендовать, наверное, бессмысленно: во-первых, все, кому нужно, уже прочитали, во-вторых... Достаточно и во-первых. Совсем не удивительно, что книгу обошли все основные премии: она совершенно поперек всего литературного процесса последних десятилетий, и это само по себе отдельная рекомендация.
А вот со школьниками о книге я обязательно поговорю, когда сама дочитаю.
kallypigos: (colored)
По профессиональной необходимости мне приходится знакомиться с совсем разными книгами, включая литературоведческие и окололитературоведческие (хотя сама я не литературовед и не филолог).
Ознакомление с трудами автора "Тамара Катаева" всегда было для меня испытанием: любимое его занятие: набрать полный рот дерьма (своего), найти подходящий (позначительнее) портрет и с наслаждением на него выплюнуть.
Вчера, после ознакомления с "книгой" "про Пастернака" этого же автора, я изменила мнение. Этому автору даже выплевывать не обязательно, он получает удовольствие просто от того, что бегает с дерьмом во рту. Есть еще один такой автор - "Альберт Голдман".

Profile

kallypigos: (Default)
kallypigos

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 2526 27
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios